Патриарх наук

Недавно пресс-служба РАН опубликовало сообщение, что Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу присудили звание «Почетный профессор Российской академии наук». Позже выяснилось, что Патриарх пока только состоит в шорт-листе, но уже новость успела наделать шума, и руководителю пресс-службы РАН пришлось давать комментарии.

«Он (Патриарх Кирилл) большой популяризатор науки, большой друг Сергея Петровича Капицы, Осипова Юрия Сергеевича. Как говорил Эйнштейн, теория относительности говорит о гениальности Создателя, и в этом смысле никаких противоречий нет», — сказала руководитель пресс-службы Светлана Попова «Интерфаксу».

Уважаемая, Светлана Попова, противоречия есть и они огромны. Представление Эйнштейна о Боге сильно отличалось от представлений христиан. Чтобы напомнить, я приведу вам мысли ученого об этом. Например, в биографии, написанной Уолтер Айзексоном, вы можете найти случай с банкиром из Колорадо, который задал вопрос Эйнштейну — верит ли он в Бога.

«Я не могу представить себе личностного Бога, непосредственно влияющего на поведение отдельного человека или вершащего суд над своими собственными созданиями. Моя религиозность заключается в смиренном восхищении беспредельно превосходящим нас духом, открывающим себя в том малом, что мы можем осмыслить в доступном нашему познанию мире. Это глубоко эмоциональное убеждение в существовании высшего разума, обнаруживающего себя в непостижимой вселенной, и составляет мою идею Бога».

Как видно из цитаты, высказываясь о высшем разуме Эйнштейн совсем не имел ввиду личного Бога на которого уповают христиане. Эйнштейн категорически не соглашался с идеей о божестве, которое по своей прихоти может вмешиваться в ход событий мира или в жизнь отдельного человека.

«На сегодняшний день главный источник конфликта между религией и наукой связан с представлением о личностном Боге», — утверждал он.

В более личной переписке с Беатриче Флохлич от 1952 г можно встретить такую фразу ученого: «Идея персонифицированного Бога совершенно чужда мне и кажется даже наивной». Двумя годами позже году Эрик Гуткинд отправил ученому экземпляр своей книги: «Выбери жизнь: Библейский призыв к Восстанию Эйнштейну». Ученый ответил Гуткинду.

Слово «Бог» для меня не более, чем выражение и продукт человеческих слабостей, Библия — свод благородных, но все же примитивных легенд. Никакая интерпретация, даже самая изощрённая не сможет для меня это изменить. Эти изощрённые интерпретации весьма разнообразны по природе и почти не имеют ничего общего с оригинальным текстом.

В переписке Эйнштейна с одним японскими учеными есть есть следующее.

Научные исследования могут уменьшить суеверие, поощряя людей думать и смотреть на вещи с точки зрения причины и следствия. Несомненно, это убеждение о рациональности и упорядоченности мира, которое сродни религиозному чувству, лежит в основе всех научных работ более высокого порядка… Это убеждение связано с глубокой верой в Высший разум, который показывает себя в мире опыта, представляет мою концепцию Бога. В обиходе это может быть описано как «пантеизм».

Как видно из всех этих мыслей ученого, сделанных в разные годы, Эйнштейн не верил в Старика создателя которому поклоняются христиане и не поддерживал какую либо из его религиозных партий. А те весьма резко реагировали на такое мироощущение ученого.

Например, католический епископ из Канзаса заявил: «очень грустно видеть, как человек, принадлежащий к народу Ветхого Завета и его учений, отрицает великую традиции своей нации». Его поддерживает другой католический священник:

И еще из книги Макса Джаммера «Эйнштейн и религия». Например, католический епископ из Канзаса заявил: «очень грустно видеть, как человек, принадлежащий к народу Ветхого Завета и его учений, отрицает великую традиции своей нации». Его поддерживает другой католический священник:

Нет никакого другого бога, кроме персонифицированного бога... Эйнштейн не понимает того, о чем говорит. Он целиком и полностью заблуждается. Некоторые думают, что, достигнув ученых высот в какой-либо науке, они получают право высказывать мнение по всем вопросам.

Из книги Макса Джаммера «Эйнштейн и религия»

И вот мое любимое. Президент Исторического общества Нью-Джерси.

Мы уважаем Ваши познания, д-р Эйнштейн, однако Вы, по-видимому, не постигли одного, а именного, что Бог — дух и его так же невозможно обнаружить при помощи телескопа или микроскопа, как невозможно, анализируя мозг, найти человеческие мысли или эмоции. Широко известно, что религия основана на веере, а не на знаниях. Возможно, у каждого думающего человека возникают порой минутные сомнения в существовании Бога. Моя собственная вера смущалась не однажды. Но я никогда никому не рассказывал о своих духовных колебаниях по двум причинам: 1. я боялся, что, возможно, самим фактом высказывания своих сомнений я нарушу и погублю жизнь и надежды другого человеческого существа; 2. потому-что я согласен с писателем, который сказал: «В человеке, разрушающем веру другого, есть что-то злое...» Я надеюсь, д-р Эйнштейн, что Вас просто неправильно процитировали и что Вы скажете что-либо более приятное огромному количеству горячо почитающих Вас американцев.

Поэтому, ваше заявление кажется странным. Мировозрение Эйнштейна не может быть мостом между наукой и Патриархом Кириллом.